Из документов СБУ: Что жена Шухевича сказала на допросе в НКГБ

4 июля СБУ опубликовала документы о жизни и деятельности командующего УПА Романа Шухевича. Большая часть обнародованных материалов – протокол допроса жены Шухевича, Натальи Романовны Шухевич-Березинской, состоявшегося 20 июля 1945 года в городе Дрогобыч. Предлагаем Вашему вниманию основные элементы ее показаний.

 

Биография Натальи Шухевич-Березинской

 

В начале допроса Шухевич-Березинская сказала, что понимает, где находится (в органах госбезопасности), после чего изложила отдельные фрагменты своей биографии. Из рассказа следует, что до 1928 года она училась во львовской гимназии, а затем вернулась к родным в село Оглядов Раховского района. Отцом Натальи был униат, настоятель местной греко-католической церкви, у которого она проживала до конца 1939 года, то есть и после свадьбы с Романом Шухевичем.

 

В 1939 году родители посоветовали Наталье взять с собой своего сына и переехать к мужу, который находился на «территории, оккупированной немцами». Наталья согласилась и попыталась найти документы для выезда за границу. В итоге она купила их за 3000 рублей у львовянина Райхенберга, на связь с которым вышла через свою знакомую по гимназии. Полученные документы давали Шухевич и ее сыну право выехать в Краков, где она рассчитывала встретиться со своим супругом. В конце 1939 года женщине удалось в полной мере осуществить задуманное.

 

В доме своего мужа в Кракове Шухевич прожила до августа 1941 года. В этот период она «была домашней хозяйкой», к тому же в 1940 году у нее родилась дочь Мария, из-за чего Наталья не могла работать.

 

После Кракова Шухевич вместе со своими детьми 2-3 недели жила у знакомой в городе Грубешов, а затем, узнав о возможности свободного выезда во Львов, переехала туда на постоянное проживание (сентябрь 1941 года).

 

До мая 1942 года Шухевич жила у своей сестры, позднее — переселилась в отдельную квартиру. 1 июля 1944 года она вместе с детьми и своей матерью выехала из Львова в сельскую местность, «где и осталась жить на освобожденной территории в условиях советской действительности». Отъезд из Львова Шухевич пояснила систематическими бомбардировками города.

 

Впоследствии Шухевич сменила три места жительства в сельской местности, а 17 июля 1945 года ее задержали в Билычах (Львовская область).

 

Роман Шухевич и немецкая армия

 

После того, как Шухевич рассказала о своем прошлом, ей был задан вопрос о том, кем является ее муж.

 

По словам Натальи Шухевич, с Романом она была знакома с детства, а к моменту их свадьбы будущий командир УПА учился на дорожном факультете Львовского политехнического института. В 1934 году Шухевич окончил вуз и должен был приступить к написанию дипломной работы, успешная защита которой позволила бы ему получить звание инженера.

 

Этим планам помешало убийство главы МВД Польши Бронислава Перацкого, произошедшее 15 июня 1934 года при участии Шухевича и других активных членов ОУН. Польские власти арестовали Шухевича и отправили его в лагерь «Береза-Картузская». В лагере он провел восемь месяцев, после чего был приговорен к пятилетнему тюремному сроку.

 

Свое наказание Шухевич отбывал во львовской тюрьме, но вместо положенных пяти провел за решеткой два с половиной года, выйдя по амнистии в конце 1937 года.

 

Наталья Шухевич в ходе допроса заявила, что о членстве своего мужа в ОУН и его «националистической деятельности» узнала во время судебного процесса. Желая устроить нормальную семейную жизнь, Наталья во время свиданий в тюрьме уговаривала мужа прекратить политическую деятельность. Роман Шухевич в ответ сказал: «Ничего я не могу сделать, ибо идею я люблю сильнее тебя и сына».

 

Выйдя из тюрьмы, Шухевич остался во Львове и вместе со своим единомышленником Чайковским открыл бюро рекламы. В этот период Наталья Шухевич часто приезжала к мужу из отчего дома.

 

Летом 1938 года Наталья Шухевич получила от родственников мужа письмо, в котором было сказано, что Роман отправился в Закарпатскую Украину, где тогда было «восстание украинцев против мадьяр». Цель выезда супруга в Закарпатье Наталья Шухевич назвать не смогла. После поражения восстания Шухевич выехал в Германию, а оттуда – в Краков, куда к нему приехали жена и сын. В Кракове Наталья видела мужа нерегулярно, так как он «часто куда-то выезжал, не было его дома по две недели, а затем снова появлялся».

 

Вопросы об этих отъездах Наталья не задавала, будучи уверенной в том, что ответа не получит. По ее предположению, Роман Шухевич продолжал заниматься работой в рамках ОУН.

 

В соответствии с показаниями Натальи Шухевич, в мае 1941 года ее муж поехал в Германию для прохождения военной подготовки, и до января 1942 года Наталья с ним не виделась. «От людей» она узнала, что после вхождения немцев во Львов Шухевич прибыл туда «в чине немецкого капитана» и командовал украинским легионом, который вместе с немецкими войсками отправился в восточные области Украины.

 

В скором времени Шухевич и его легион вернулись во Львов, после чего по приказу немецкого военного командования убыли в Германию, прошли 7-месячные курсы и отправлены в Белоруссию для борьбы с советскими партизанами.  В начале 1943 года немцы отозвали украинский легион обратно во Львов, разоружили и разогнали его, а от офицеров, в т. ч. Шухевича, потребовали явиться в распоряжение командования.

 

Прибыв во Львов, Шухевич зашел в квартиру к жене, оставил «какие-то немецкие книги» и через 10 минут ушел. Позднее Наталья узнала, что ее муж не подчинился приказу немецкого командования о явке, перешел на нелегальное положение или куда-то скрылся. До июля 1944 года других данных о Романе Шухевиче у его супруги не было.

 

Последняя встреча Натальи и Романа состоялась в июле 1944 года, когда Шухевич заехал домой повидаться с детьми. Беседуя с мужем, Наталья сказала, что в 1943 году через суд развелась с ним, и попросила, чтобы он выплачивал деньги на воспитание детей. Шухевич ничего не ответил, однако дал экс-супруге 300 злотых. На рассвете следующего дня он уехал, и с тех пор никаких данных о нем у Натальи не было.

 

Аресты и развод

 

Далее Наталье задали вопрос о том, был ли арест Шухевича по делу об убийстве Перацкого единственным в биографии ее мужа. Она ответила, что в 1932 году польские власти арестовали Шухевича за соучастие в нападении на почту в Городке (Львовская область), которое члены ОУН осуществили для похищения денег на нужды организации. Шухевич провел в тюрьме 2-3 месяца до суда, а затем был освобожден и продолжил учебу в институте.

 

Когда именно Шухевич вступил в ОУН, Наталья ответить затруднилась, отметив лишь, что в 1935 году уже считала его членом организации. Также она сказала, что не знает, какими псевдонимами пользовался ее муж и какое положение в ОУН-УПА он занимает по состоянию на 1945 год.

 

«Какова его судьба в настоящее время, я не знаю. К тому же, меня Роман Шухевич теперь не интересует, ибо я его не считаю своим мужем», – отвечала Наталья Шухевич.

 

Следователь усомнился в ответах и поинтересовался, почему допрашиваемая пытается «скрыть действительное лицо» Шухевича. Она опровергла это обвинение и вновь подчеркнула, что с Романом ее больше ничего не связывает, и данными о нем она не располагает. К этому Наталья добавила, что в последнее время не получала от мужа какой-либо помощи. Следователь ее аргументам не поверил и продолжал спрашивать, как она поддерживает связи с Шухевичем.  Допрашиваемая настаивала, что она не врет и говорит все, как есть.

 

Несколько отклонившись от вопросов о персоне Шухевича, следователь спросил о лицах, которые посещали Наталью во время ее проживания в сельской местности в 1944-1945 гг. В ответ были названы три имени – Левицкая Мария, Вальчак, Гнатейко Зиновий.

 

О первых двух Шухевич сообщила только детали бытового плана, не ответив на вопросы о том, были ли Гнатейко и Левицкая членами ОУН. Гнатейко она охарактеризовала как своего старого знакомого, которого она посещала при визитах на рынок в Самборе, и у которого неоднократно ночевала. Последний раз Шухевич виделась с Гнатейко в начале июля 1945 года. Их встреча продлилась около получаса, после чего Зиновий уехал.

 

Продукты от немцев, обоснование развода

 

Следующим стал вопрос о том, получала ли Наталья помощь от Шухевича во время проживания во Львове в годы немецкой оккупации. Она ответила отрицательно, однако уточнила, что в первой половине 1942 года получала продукты питания на себя и детей, как семья военнослужащего немецкой армии. Кроме того, через местные немецкие власти она добилась взыскания с мужа 3000 злотых на воспитание детей (ориентировочно – в конце 1942 – начале 1943 года). После того, как Шухевич ушел из немецкой армии, Наталья и ее дети были лишены продуктового пайка.

 

Выслушав ответ на вопрос помощи, следователь спросил, почему Наталья решила развестись с Романом Шухевичем. Она пояснила свое решение тем, что в течение 10 лет почти не жила с мужем, и суд счел ее доводы убедительными. Цели развода Наталья сформулировала так: «покончить семейные связи с Шухевичем», «избавиться от фамилии мужа». По утверждению допрашиваемой, документы о разводе и прочие ценности были похищены у нее на вокзале. Впоследствии Наталья Шухевич выдавала себя за вдову, поскольку ей было стыдно перед соседями за факт развода.

 

На этот раз следователь тоже не поверил и потребовал назвать истинные цели развода, но ничего нового в ответ не услышал.

 

Следователь уточнил, что Шухевич была арестована как член ОУН, по заданию которой она осуществляла «активную националистическую деятельность». В связи с этим он вновь попросил ее дать честный ответ на вопрос о причинах развода и связях с командиром УПА. Шухевич, однако, уверяла, что членом ОУН никогда не была и никаких заданий организации не выполняла.

 

Два месяца в тюрьме гестапо

 

Позднее Наталья Шухевич сказала, что 20 февраля 1943 года была арестована во Львове гестапо, поскольку ее муж отказался выполнять приказ немецкого командования и перешел на нелегальное положение. Гестаповцы провели обыск в ее квартире, изъяли военные книги и фотографии Шухевича. На допросе  в гестапо от Натальи требовали сказать, где находится ее муж, и посещал ли он их квартиру. Два месяца после допроса жену Шухевича содержали в тюрьме гестапо, а затем отпустили. Офицер этой структуры пояснял, что ее содержали как заложницу, но поскольку Шухевич не явился, Наталью решили отпустить.

 

Офицер НКГБ спросил, выполняла ли Шухевич какие-либо задания гестапо, на что получил положительный ответ. Она пояснила, что офицер гестапо, отпуская ее из тюрьмы, потребовал явиться к нему вместе с Шухевичем, если тот все же появится. Наталья согласилась на эту просьбу, но выполнять ее не пришлось, поскольку Шухевич до июля 1944 года с ней не встречался.

 

На уточняющий вопрос о том, арестовывали ли ее польские власти до 1939 года, Наталья Шухевич ответила отрицательно. Вместе с тем, она согласилась назвать тех членов ОУН, которые привлекались к ответственности за убийство Перацкого: Степан Бандера, Роман Шухевич, Николай Лебедь, Ярослав Стецько, Дарья Гнатковская, Ярослав Рак, Владимир Янив. Шухевич отметила, что была знакома с Гнатковской и дважды видела Лебедя в краковском ресторане, но больше ничего о нем не знает.

 

Бытовые и семейные вопросы

 

Еще один вопрос следователя касался того, выезжала ли Шухевич за пределы своего места жительства в селах Билычи и Бусовисько. Она ответила, что была на рынке в Самборе и Львове, где продавала личные вещи и покупала продукты, но никого из знакомых не видела. Из документов у нее была с собой только справка сельсовета, удостоверяющая проживание в Бусовисько. Другие документы (свидетельство о рождении и брачное свидетельство) у нее похитили вместе с решением суда о разводе, а немецкое удостоверение Ausweis она уничтожила в Бусовисько, когда туда вернулась советская власть.

 

Также следователь поинтересовался «посвыдкой на 2000 р. м.» от 25 июля 1942 года, обнаруженной при обыске у Натальи Шухевич. Она сказала, что данная «посвыдка» написана лично Романом Шухевичем «и каким-то образом оставлена им в моей квартире». О сути этой «посвыдки» Наталья ничего рассказать не смогла. Аналогичный ответ она дала на вопрос о том, что за адрес написан в блокноте, тоже изъятом при обыске.

 

В заключительной части допроса Наталью Шухевич попросили рассказать о членах своей семьи. Она упомянула детей – Юрия-Богдана и Марию, собственных родителей, сестру и ее мужа (выехали в Польшу при отступлении немцев) и брата (член ОУН, убит в 1932 году при нападении на почту в Городке). Среди родственников Шухевича допрашиваемая назвала Иосифа Шухевича (отец), Евгению Шухевич (мать), брата, сестру, тетю с ее семьей и двух дядей.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: